Центральная городская библиотека для детей и юношества г. Новоуральска
Email
Поиск
На домашнюю страницу Контактная информация Карта сайта
Для взрослых  
О нашей библиотеке
Каталоги и ресурсы
Детский
мир
Тебе, тинейджер
Для молодежи
Для
взрослых
Виртуальная справка
Сайт в каталоге Апорт


Яндекс цитирования

 

Воспитание - приятная вещь, если знаешь, как это делается    

Почему маленькие японцы ведут себя совсем не так, как маленькие англичане? А уж малыши-греки... В каждой стране детей воспитывают по-своему. Наблюдая за иностранными родителями, можно многому удивиться и... научиться.

Как это делается в Канаде

Мы с Филиппом ищем школу

Родители Филиппа приехали из России в Канаду. Они здесь работают, а мальчику надо учиться. Впечатления мамы о канадской школе, наверное, нельзя считать исчерпывающими, но любопытными и поучительными — в любом случае.

«Государственные школы в Канаде ужасные, едва ли не самые слабые в мире». Эту мысль в той или иной форме высказывают нам доброжелатели самого разного возраста и круга. Мы, однако же, не догматичны и не склонны все принимать на веру.

Рейтинги всех торонтских школ можно найти в Интернете: учеников третьего класса повсеместно тестируют на предмет познаний в математике и английском языке и усредненные данные по каждой школе публикуют для всеобщего обозрения. Ребенка можно записать в ближайшую к дому школу, в прочие школы берут только при наличии свободных мест, поэтому мы селимся неподалеку от Начальной Школы Кил, чьи ученики в прошлом сезоне показали блестящие результаты по математике, и отправляемся записывать Филиппа, которому три с половиной, в младшую дошкольную группу.

Тут самое время рассказать, что школьное образование в Канаде четырехступенчатое и чрезвычайно запутанное. Первая ступень — Пришкольный детский сад (Kindergarten) — продолжается два года. В младшую группу записывают детей, которым в текущем году исполняется четыре. Как правило дошкольники занимаются в здании Начальной школы (Elementary school), где проводят затем еще шесть лет. Ученики седьмого — восьмого класса посещают Среднюю школу (Junior school). Старшая школа (High school) завершается двенадцатым классом, — а еще год назад классов было тринадцать, так что дети заканчивали школу в девятнадцать лет. Практика, при которой учитель ведет свой класс несколько лет, в государственных школах отсутствует. Каждый год ребенок переходит к новому учителю, а параллельные классы основательно перемешивают. Предполагается, что это позволяет расширить круг общения детей.

Надо сказать, что канадские школы вымогают у родителей деньги всеми законными способами. Последняя «фишка»: школам якобы не хватает денег для учителей-ассистентов. Учителя-ассистенты переводятся на полставки или вовсе увольняются с работы, а их место занимают родители-добровольцы. В этой роли я проникаю в класс и наблюдаю за происходящим.

У Филиппа в группе тридцать детей разного возраста. Некоторые из них в Торонто живут недавно и по-английски пока не говорят. Кроме Филиппа в классе еще двое детей с родным русским языком. Учительница их, похоже, не различает.

Главная задача канадской школы — воспитать адекватных, незлобивых и законопослушных граждан. Задача, безусловно, достойная, но почему бы попутно юношество чему-нибудь не обучить?

«Многие канадские выпускники покидают школу совершенно неподготовленными. В силу слабой образовательной базы они не могут поступить в университет и не способны эффективно конкурировать на рынке труда». («Lonely Planet», путеводитель по Канаде.)

Каким образом школе Кил удалось добиться высоких показателей по математике? Благодаря успехам эмигрантских детей из России и других стран восточной Европы, которых азам обучили еще на родине. Кроме того, родители, видя, что происходит в школе, изо всех сил стараются образовывать своих детей сами.

Кружки становятся для многих семей предметом бурного помешательства. Помимо традиционных спортивных и творческих занятий, огромной популярностью пользуются репетиторские центры, ориентированные отнюдь не на отстающих учеников, а, напротив, на тех, кто хочет получить нормальную базу. Скоротав два часа в государственном классе за пением гимна и лепкой, сознательный четырехлетний канадец отправляется на четыре часа в частную послешкольную группу — учиться читать и писать. Большинство русскоязычных родителей в выходные дни возят детей на занятия по русскому языку и математике.

Впрочем, внутри государственной школьной системы существует несколько приятных исключений, за которые родители хватаются, как утопающий за соломинку.

Альтернативные (Alternative schools) — продукт сознания системой собственной неполноценности. Образованные родителями-энтузиастами, эти школы отличаются маленькими (чаще разновозрастными) классами, индивидуальным подходом к каждому, активным участием родителей в учебном процессе, различными творческими внеклассными занятиями. Академические показатели альтернативных школ бывают и очень высокими, и весьма скромными, но атмосфера в них, несомненно, теплее. Число мест в альтернативных школах ограничено, так что попасть в подобные школы непросто: некоторые из них проводят открытую жеребьевку, другие фактически выбирают себе «полезных» родителей.

Внутри основной государственной системы также существуют дополнительные возможности для тех, кто ищет большего. Наиболее популярный вариант — Французская программа (French Immersion). Эта программа начинается со старшей дошкольной группы (4-5 лет) и продолжается до окончания школы, причем попасть туда можно только на старте. Французская программа — аналог языковых спецшкол, однако для нее характерно изучение языка методом погружения: первые несколько лет все предметы преподаются только по-французски и лишь потом постепенно вводится английский язык. Программа ориентирована на детей, чьи родители не знают французского языка, тем не менее многие родители боятся отправлять детей в самостоятельное плавание. Те же, кто не побоялся рискнуть, как правило, оказываются в выигрыше. Учиться на французской программе сложно, поэтому через несколько лет остаются самые способные, которые таким образом совершенно бесплатно получают образование, во многом не уступающее частному. Конкурсного отбора на французскую программу нет, места распределяются жеребьевкой.

На программу для одаренных детей (Gifted Program), которая стартует в четвертом классе, напротив, отбирают по результатам общешкольных тестов до 5 процентов самых способных. Юных гениев группируют в специальные классы и «грузят» в лучших традициях физматшкол.

«Частных школ в Канаде несопоставимо меньше, чем государственных» («Lonely Planet», путеводитель по Канаде.)

Частных школ в самом крупном канадском мегаполисе действительно немного, и все они разные. Тем не менее, их можно условно разделить на две крупные категории: богатые и интеллигентные.

Для богатых школ характерно: наличие школьной формы и дисциплины, большой удельный вес спортивных предметов, помпезная идеология и роскошь интерьеров, активное привлечение родителей к финансированию, наличие среди учеников выдающихся хоккеистов и теннисистов.

Для интеллигентных школ характерно отсутствие школьной формы, либеральная обстановка, большой удельный вес академических дисциплин, внятная идеология и нарочитая неказистость интерьеров, стипендии для самых способных, наличие среди учеников победителей математических олимпиад и шахматных турниров.

Огромная и знаменитая франко-английская школа набирает пять параллельных классов сразу. Когда-то эта школа была камерной интеллигентской лавочкой, но теперь все иначе. В актовом зале собрались самые амбициозные родители города. Несмотря на то, что все они пришли записывать трехлетних детей, средний возраст аудитории сорок-пятьдесят лет. К моменту рождения отпрысков они уже всего в этой жизни добились и хотят инвестировать в образование с максимальной отдачей. Можете ли вы гарантировать, что за те же деньги мы нигде не получим больше, интересуются они. Школьное руководство успокаивает их: у нас самое насыщенное расписание. Действительно, в расписании младшей дошкольной группы прогулок и дневного отдыха не предполагается: релаксировать на матрасике можно дома и совершенно бесплатно. Торжественная информационная сессия заканчивается показом слайдов. Экскурсию по школе проводит лично директриса. На прощание родителям раздаются рекламные материалы, стильные и броские. Отдельная брошюра посвящена родителям-спонсорам.

Следующая в нашем списке — молодая амбициозная школа, которая сразу нравится больше. Более сбалансированное расписание, более демократичная обстановка. Родители, тоже относительно молодые, судя по вопросам, ищут чего-то очень хорошего для своих детей, но сами не вполне понимают, чего. Чем академичнее школа, тем чаще на днях открытых дверей слышится русская и китайская речь. Однако в данном случае представление об академичности и сбалансированности несколько механическое: немножко Шекспира, немножко футбола — отчаянная попытка имитировать что-то обобщенно европейское, смутное и неуловимое.

Потом мы отправляемся в школу Джайлз, основанную легендарным канадским педагогом-реформатором. Школа снимает старое здание на окраине города. Несмотря на скромность убранства, внутри царит пир духа. Здесь действительно собрано все самое лучшее со всего мира. Учитель французского языка говорит с чистейшим парижским прононсом, преподаватели естественнонаучных дисциплин все сплошь российско-израильской выучки, воспитавшие не одно поколение олимпиадников, программированию учат по сингапурским учебникам, помимо французского и английского с ранних лет вводят японский и китайский — «потому что за ними будущее», а для желающих еще и русский. Старенький, но бодрый духом сэр Джайлз держится с королевским достоинством. Он изобрел уникальную методику преподавания, позволяющую обучать детей системно и чрезвычайно интенсивно, и дети при этом ничуть не переутомляются, а, напротив, воспринимают происходящее с великим удовольствием. Мы понимаем, что нашли себе школы на будущее, но пока ребенку три года…

Больше чудес не происходит. Школа Джайлз уникальна, а все прочие примерно повторяют друг друга, среди них есть вполне милые, но про каждую отдельно взятую мы понимаем: нет, не совсем то.

А потом я встречаю свою сошкольницу, и она рассказывает, что ее ребенок учится во Французском лицее и они довольны. Выясняется, что лицей этот — вещь в себе, подчиняется французскому, а не канадскому министерству образования и, в отличие от конкурентов, никак себя особо не рекламирует.

День открытых дверей очень скромный и неорганизованный. Директор с неловким видом мнется у входа. Никакой экскурсии не предполагается, поэтому мы просто ходим по классам и беседуем с учителями. Информационной сессии для родителей не предусмотрено. Мы случайно забредаем в актовый зал. Там идет концерт: хор мальчиков первого и второго классов исполняет песню Брассенса «Фернанда», и что-то подсказывает нам: вот оно, то самое, чего мы так долго искали.

Раннее утро. За спиной остается Королевский Музей Онтарио, всем своим обликом напоминающий пушкинский, и мы идем по улочке Чарльз-Стрит Вест, чем-то похожей на незабвенную улицу Маркса — Энгельса из моего школьного детства. В 8.50 в школьной раздевалке полно народу: опаздывать здесь не считается неприличным. Академического вида родители в потертой одежде, умненькие раскованные дети.

Нам нравится наша школа, возможно, она лучшая в Торонто. Впрочем, мы не догматичны и не склонны навязывать свое мнение другим.

Мельник, М. Мы с Филиппом ищем школу [Текст] : [как учатся в Канаде] / Мария Мельник // Семья и школа. — 2004. — № 5. — С. 19-21.

 

 

 

 

Наверх

 

© дизайн, 2004, Василий Комаров
Наш адрес: 624131 Россия, Свердловская область, г. Новоуральск, ул. Первомайская, 11
Телефон для справок: (34370) 4-75-39